Проповедь в неделю 3-ю по Пятидесятнице

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.
 
Всечестная матушка игумения, честные отцы, дорогие братья и сестры!
Это Евангелие мы часто слышим. Оно приурочено к этой третьей неделе по Пятидесятнице. Но хорошо ли мы понимаем слова, сказанные в нем: светильник тела есть око, аще око твое будет просто, все тело твое светло будет. Человеческое око не просто орган зрения, оно настолько тесно связано с нашим разумом, что приравнивается ему. Увидев что-то оком, мы по-разному можем оценить увиденное. Преподобный Дорофей приводит такой пример: «Два человека ночью на улице видят идущего по делам человека, один думает: «Вот идет, чтобы кого-то ограбить». А другой думает: «Вот раб Божий идет пораньше в Церковь, чтобы помолиться». Потому такие разные мысли, что у одного темное око, а у другого светлое, которое во всем видит добро. А народная мудрость гласит, что глаза – зеркало души. В глазах отражается внутреннее состояние человека – гнев и злоба или любовь, похоть блуда или стыдливость и так далее.
 Светильники тела также – ум и сердце наше. Если ум наш, сердце и совесть не просвещены светом Евангелия, то каковы же будут наши помыслы, желания, действия? Это будет страшная, кромешная тьма, предвестница тьмы адской. Нужно постоянное внимание к себе, бодрствование совести и воли, любовь к правде Божией, чтобы не омрачались душа и сердце наши лукавством и завистью, гневом и яростью, гордостью и тщеславием, унынием и малодушием, пьянством и блудом и прочими делами тьмы.
При отсутствии духовного света в уме можно судить, в какой опасности находится такой человек, могущий перейти из временной тьмы в область тьмы вечной: Если свет (т.е. ум), иже в тебе, тьма есть, то тьма какова? – вопрошает Господь. Наш ум отдаляется подчас от Бога помышлением о суетном, временном, греховном, и если душа наша переполнена множеством греховных образов, зрелищ, плотских чувств, то ум, отягченный всем этим, становится страстным, мечтательным, вялым, безнравственным, не способным к самостоятельному мышлению. То есть в человеке, отчужденном от Бога, от молитвы, от искания истины, вырабатывается демонизм ума, его воля, чувства, память, свобода – все становится подчиненным сатане.
Посему наставляет нас Господь: Никто не может служить двум господам (Мф. 6, 24), то есть Богу и дьяволу, душе и многогрешной плоти, Царствию Божию и прелюбодейному миру. Угождая плоти своей в похоти, мы не можем угодить Господу, ибо, по слову апостола, сущии во плоти, Богу угодити не могут (Рим. 8, 8). Божие и мирское противоположно, во многом несовместимо. Бог требует для служения Себе всего человека, но также всего человека требует для служения себе и мир. Законы Божии совершенно противоположны законам мира, следовательно, невозможно подчиняться двум противоположным законам. Богу угодно, чтобы почитались скромность и кротость, соблюдалась справедливость, укрощалось зло, прославлялись порядок и добродетель, а мир хочет, чтобы царили гордость, вражда, несправедливость и бесстыдство, чтобы господствовал порок, чтобы преобладало себялюбие и разрушение.
«Сильно преданные житейским попечениям, – говорит святитель Василий Великий, – похожи на мясистых птиц, которые, хоть и имеют крылья, однако же, как овцы, бродят по земле».
Это кажется уже давно нам известно, и всем понятно, что основой устремлений духовной нашей жизни является искание Царства Небесного здесь на земле, обретение спасения. Однако мы спасение понимаем тоже несколько расплывчато. Для нас спасение – что-то наподобие - красивого сада и вечного наслаждения в нем. Фактически же, спасение – это вечный путь совершенствования в уподоблении Богу, и прилагаемые к этому все блага существования.
Мы забываем, что духовное выше телесного. « Посему говорю вам, – наставляет Господь, – не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?» (Мф. 6, 25). Господь учит нас приобретать сокровища духовные, угождать Богу, а тогда Он Сам позаботится, чтобы у нас не было материального недостатка, чтобы мы ни в чем не имели нужды. Но человек по своему маловерию рассуждает иначе – лучше синица в руке, чем журавль в небе, повторяет оскорбительную для Господа пословицу «На Бога надейся, а сам не плошай», то есть думает: пока есть возможность, надо что-то ухватить, чем-то запастись. Поэтому в суете подчас получается, что вечером помолиться нет сил, и что-то духовное делать мешает усталость или лень. Царство небесное ни для кого не закрыто, и если мы его лишаемся, то только по нашему маловерию и небрежению ко всему духовному. И потому правдивы слова: не может человек работать Богу и служить мамоне.
Как часто мы служим заботам и лживым радостям суетного мира, помрачая свой ум, забывая, что мы смертны, что здесь мы только странники, а наше отечество на небесах: « Не имамы бо зде пребывающаго града…» (Евр. 13, 14), «…но наше житие на небесах есть» (Фил. 3, 20). И если мы желаем наследовать Царство Небесное, то будем служить только Богу, чтобы сподобиться благих даров по Его обещанию: Ищите прежде Царствия Божия… и сия вся приложатся вам (Мф. 6, 33).
Аминь.
 
 

Комментировать

Порядок

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.